.RU

§ 13. КОНФЛИКТЫ В НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ СФЕРЕ - Монография посвящена новому направлению в науке, лежащему на стыке...


^ § 13. КОНФЛИКТЫ В НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ СФЕРЕ

1. Понятие.
Процессам общественной жизни всегда сопутствуют противоречия, конфликты, и среди них – юридические конфликты как противоборство физических и юридических лиц по поводу правовых актов и норм. Одна из сторон стремится к противоправному изменению статуса и юридического состояния субъектов права, другая защищает прежние статусы и состояния.

Конфликты в нормативно-правовой сфере отличаются от других видов юридических конфликтов тем, что речь идет о собственно юридических противоречиях. Они возникают не только в процессе правотворчества, но и в процессе правоприменения, отражают своего рода внутренний цикл жизни права, технологию его развития и функционирования. Естественно, противоречия правовых актов и норм, их коллизии – главный объект конфликтов такого рода[1]. Но это не «безликие» нормативные противоречия, ибо акты и нормы порождаются, применяются и толкуются людьми, имеющими свои интересы. В таких конфликтах всегда активно действует «юридический человек».

Поэтому отличительной чертой нормативно-юридических конфликтов является их «адресный характер» – возникновение по поводу разных актов и правовых норм. Часто противоречия обостряются в связи с неодинаковым отношением к одной и той же норме тех или иных должностных лиц, государственных органов, партий, общественных движений и граждан, разным пониманием ими смысла нормы, объема и пределов ее действия, круга лиц, на которых она распространяется. Нередко проявляется «избирательность» в выборе норм для применения в конкретных ситуациях, связанная с предпочтениями, ложными исходными позициями, мотивацией.

Научные концепции по-разному объясняют феномен конфликтности в праве. В теории американского права коллизионность рассматривается как объект правового регулирования, как проявление различий между правом формальным и неформальным, законом и договором, соглашениями[2]. В отечественной литературе нормативно-юридический конфликт в полном объеме не получил отражения ни в трудах по теории права, ни в работах по проблемам отдельных отраслей права[3]. Дело сводится лишь к статичной характеристике разных правовых актов, правонарушений и ответственности.

Нормативно-юридический конфликт носит двойственный характер. Во-первых, он -может возникать в собственно нормативно-юридической сфере, когда в его эпицентре находятся государственно-правовые явления. Это подрыв и ослабление государственной власти, целостности государства, отчуждение граждан от государственных институтов, отступления от конституции, принципов и правовой системы, массовые нарушения законодательства и прав граждан.

Во-вторых, нормативно-юридический конфликт может быть причиной, а затем составной частью другого юридического конфликта, а также выступать в качестве элемента более общей конфликтной ситуации.

Природу нормативно-юридического конфликта нельзя понимать как явление одномерное, выражающееся в одномоментном столкновении «правосущего», «праводолжного». Это сложное явление со своими подвижными элементами. Причем .каждый из этих элементов выступает в двух аспектах – как часть нормативно-правовой системы и правопорядка и как элемент деформирующейся правовой системы и юридической деятельности. Во втором случае указанные элементы нужно тщательно анализировать в тех последовательностях и связях, которые присущи развивающемуся юридическому противоречию.

В качестве первого элемента юридического конфликта выделим различия в правопонимании как базовые для формирования массового правового сознания. Обострившийся спор по поводу понимания права как выражения общечеловеческих ценностей или как «писаного права», норм законов и иных актов приобрел очевидную практическую направленность. Сторонники гуманитарной трактовки сеют недоверие к любой нормативной системе, законам и законности, давая повод каждому определять меру отношения к нормам[4]. Видя коллизию между «писаными нормами» и демократическими правовыми принципами, мы обращаем внимание на возможности ее преодоления путем признания актов оспоримыми, дефектными, неконституционными и незаконными, наконец, путем проведения референдума.

Разные правовые взгляды, отражающие неодинаковый уровень правосознания и правовой культуры, служат первопричиной будущих юридических конфликтов. Правовой нигилизм[5], искажение смысла норм, неверное понимание иерархии актов, произвольный выбор отдельных норм, оказание предпочтения целесообразности перед законностью – таков диапазон оценок и позиций подобного рода. Слом прежних политико-правовых ценностей и институтов привел в последние годы к резкому ослаблению нравственно-мировоззренческих устоев и как следствие – к почти полной «правовой несвязанности».

Отсюда различные правовые установки: «не соблюдать», «избегать», «нарушать», «ждать», «провоцировать» отход от права, «не исполнять». Формируются негативные правовые мотивы, побуждающие к сужению зоны правомерного поведения и к неправомерным действиям. А за этим следуют, естественно, нарушения законности, выражающиеся в издании актов с нарушением их иерархии, нарушениях компетенции субъектов, противоправных действиях и бездействии, препятствиях законной деятельности, во внеправовом образовании организаций, в произвольном изменении статуса субъектов права. Такие правонарушения можно считать вторичными причинами нормативно-юридических конфликтов.
^ 2. Проявление конфликтов.
На первый взгляд, нормативно-правовые конфликты представляют собой лишь внешнее столкновение правовых актов. Но это не совсем так, поскольку движением актов управляют люди, группы, партии, органы. Различие интересов – временное или постоянное – предопределяет как несходство позиций, обусловленное статусом участников правоотношений, так и несовпадение правовых и реальных социальных ролей. Играя «не свою роль», участник конфликтных ситуаций нередко по-своему определяет содержание и форму принимаемого акта, его связь с другими актами, а точнее, отношение к людям и организациям, чьи интересы они выражают. Конфликт норм становится отражением конфликта людей.

Уместно кратко охарактеризовать наиболее типичные проявления нормативно-юридических конфликтов. К их числу относятся:

а) противоречия между нормами одного правового акта, которые дают повод по-разному их интерпретировать и применять (например, коллизии норм, содержащихся в ст. 3 и 104, п. 19 ст. 109, в ст. 1216, 12Is Конституции Российской Федерации 1978 г., служили причиной и аргументом в противоборстве Верховного Совета и Президента в 1993 г.);

б) несоответствия конституций республик и уставов краев, областей, других субъектов Федерации положениям Конституции России, что служит поводом для сепаратистских настроений и действий;

в) отступления законов от норм Конституции, когда обостряются споры о неконституционности законов, о степени их юридической силы, о реальном авторитете в обществе;

г) нарушения баланса между законами Федерации и законами республик в ее составе, совершаемые ради превалирования интересов центра и мест в той или иной сфере (таковы противоречащие друг другу положения законов о собственности, о приватизации предприятий и др.);

д) противопоставление законов и указов Президента Российской Федерации. В последние годы указы довольно часто «опережали» принятие законов и заполняли «пространство», подлежащее законодательному регулированию;

е) противоречия между законами и подзаконными актами, когда правительственные и ведомственные акты либо игнорируют законы, либо отступают от них, дают произвольные разъяснения. Например, немалая часть разъяснений, инструкций государственной налоговой службы, министерств финансов, труда содержит вольные толкования законов о налогах, оплате труда. И здесь в основе лежит превратное представление о разделении властей;

ж) преувеличенное значение локальных актов как местных органов, так и администрации предприятий, организаций; превышение «общенормативного уровня», установленного законом;

з) противоречия между нормами и актами разных отраслей законодательства, возникающие вследствие несогласованности в законодательной работе или давления групп, организаций. Таковы коллизии между некоторыми нормами административного, гражданского и земельного законодательства о режиме собственности, о правомочиях местных органов, о статусе предприятий;

и) противоречия между общепризнанными нормами международного права, ратифицированными международными договорами и национальным законодательством. Здесь источник нормативно-юридических коллизий. Кроется прежде всего в несовпадении правовых доктрин и взглядов, курсов внешней политики. Их сближению мешает отсутствие процедуры реализации международных норм в правовой системе России, когда задерживается ратификация, нет информации об этих нормах, ведомства не приводят свои акты в соответствие с международными нормами, суды не применяют последние.

Ввиду сложности федеративного устройства Российского государства и построения его аппарата возникает много нормативно-юридических конфликтов компетенционного характера. Причиной их служат неточные и неопределенные нормативные характеристики прав, обязанностей, ответственности и взаимоотношений между федеральными органами, между органами Федерации и ее субъектов, между органами субъектов, между государственными органами и местным самоуправлением, хозяйствующими субъектами в Конституции, законах и Положениях. Такие факты часто встречаются на практике.

Другая причина заключается в устойчивости плохой традиции «выходить» за пределы статуса органа. В силу неосведомленности, а нередко и намеренно государственные органы вторгаются в сферу других органов, мешают им действовать целеустремленно и слаженно и берут на себя выполнение не свойственных им функций. В итоге обостряются отношения органов на федеральном уровне, между должностными лицами органов Федерации и ее субъектов; противостояние органов влечет за собой конфликт между органами государства и населением, между центром и регионами. Узел противоречий затягивается все туже...

Нормативно-юридический конфликт, как и всякий иной, по-разному проявляется в различных отраслях законодательства. Если юридический конфликт того или иного вида не удается преодолеть, то происходит обострение противоречий и нередко коллизионные ситуации одного типа перерастают в конфликтные ситуации другого, подчас в комплексные по объему противоречий. А в них уже меняются намерения и роли участников, их отношение к предмету спора. Ряд использованных средств остаются безрезультатными, и приходится прибегать к другим, подчас насильственным способам разрешения конфликта.

Своеобразие нормативно-юридического конфликта в конституционной сфере заключается в том, что он «прорывает» конституционную, правовую ткань государства и общества. Конфликт наносит удар прежде всего по Конституции, а также по конституционному и административному законодательству. Это объясняется характером объекта юридического конфликта, который касается преимущественно вопросов власти и управления.

Анализ ситуации в России показывает: конституционная реформа, проводимая без четкой программы, «рывками», явилась катализатором конституционного кризиса из-за противостояния властей. Кризис охватил все ветви власти, ослабляя их функционирование. Сепаратистские действия нарушают целостность федеративного устройства. Не обеспечивается реализация принципа народовластия из-за непреодоленной тенденции усиления исполнительной власти, бюрократизации и коррумпированности аппарата. Монархические настроения – один из симптомов обострившейся конфликтной ситуации. Не удается реально обеспечить конституционный статус граждан. К тому же расшатываются конституционные основы экономической системы, в связи с тем что неустойчивость форм собственности и режимов их использования не гарантирует роста производства и прочности хозяйственных связей. Ослабли государственные границы, проникновение через них в любой форме не составляет труда. Суверенитет Российской Федерации нуждается в серьезной защите.

Если конституционный конфликт в силу своей значимости чаще всего порождается политическими причинами и как бы вырастает из политического конфликта, то в собственно юридической сфере наиболее остро конфликт проявляется в сокрушении правовой системы. Устойчивое нигилистическое отношение к праву, усиливаемое периодически борьбой за власть, сепаратистскими тенденциями, выражается в падении престижа Конституции, в резком ослаблении роли закона, в увеличении удельного веса подзаконных актов. Юридическое противодействие субъектов Федерации ведет к непризнанию на их территории действия федеральных актов. Население же вообще подпадает под власть стереотипа непослушания и неисполнения законов и иных актов, что становится источником конформистски одобряемого поведения. Санкции применяются редко. Правовая система распадается...

Поэтому наиболее ярким выражением нормативно-юридического конфликта служит паралич правовой системы и развитие деструктивных явлений в ней. Резко нарушаются внутрисистемные связи. Многие акты принимаются произвольно, а присвоение права на издание актов становится средством деятельности органов и организаций. Губительный характер приобретает систематическое игнорирование и массовое невыполнение законов и иных актов, когда усмотрение становится квазинормой деятельности, когда не срабатывает механизм ответственности. Нередко из-за конфликтов задерживается ратификация международных договоров.
^ 3. Взаимосвязь конфликтов.
Естественно, почти любой юридический конфликт может перерасти в конституционный. Например, в области трудовых отношений противостояние как бы перемещается с локального и ведомственного уровня на государственный. Экономические требования перерастают в политические. Забастовки по профессиям и регионам в России и на Украине в 1993 г. характеризовались именно такой трансформацией, перерастая в требования проведения референдума о доверии Президенту Украины, отставки правительства России, решения политических и иных проблем. А конфликты по поводу приватизации предприятий, жилья в регионах периодически приобретают смысл более острых нормативно-юридических конфликтов. Противоборство властей в центре и на местах, партий и общественных движений ведет к столкновению президентских и правительственных институтов с парламентом, к острой критике принятых ими правовых актов. Это вынуждает корректировать законы, указы, постановления, хотя противоречия между ними в данной сфере остаются.

Болезненным является гражданское неповиновение, известное в прошлом скорее по иллюстрациям из зарубежной жизни. Теперь нам приходится переживать это самим: налицо открытое игнорирование населением положений конституции, законов, указов и постановлений, непослушание властям, забастовки, митинги и пикетирование.

Крайне нежелательно создание альтернативных структур власти, незаконное наделение теми или иными правами общественных объединений, съездов, национальных конгрессов, формирование вооруженных отрядов. Все эти опасные действия свидетельствуют о недоверии официальным властям и стремлении решать дела по собственному усмотрению.

Нормативно-юридический конфликт может выражаться в массовых нарушениях прав человека и национальных меньшинств. Ограничения прав граждан, их масштабное несоблюдение, дискриминация граждан по национальному признаку уже привели к потоку беженцев и вынужденных переселенцев. Международное сообщество в лице своих институтов резко критикует подобные ситуации, осуждает правительства и вносит свой вклад в урегулирование конфликтов.
^ 4. Динамика конфликта.
Нетрудно заметить, что нормативно-юридический конфликт всегда развивается по определенным стадиям. Некоторые исследователи считают такой ход событий искусственным, неестественным и предлагают конструкции, решения, устраняющие конфликт. Большинство ученых считают главной линией в уже выявившемся конфликте не столько его предотвращение и устранение, сколько управление им, которое позволяет минимизировать потери и оптимизировать сферы общественной жизни с помощью некоторых средств. К их числу относят институционализацию, т.е. установление норм и правил разрешения конфликта, структурирование коллективных объектов – носителей интересов, редукцию конфликта, т.е. последовательное его ослабление путем перевода на другой уровень, а также информационное и энергетическое противоборство[6].

Думается, в этих рассуждениях есть и полезные, и спорные положения. Вряд ли нормативно-юридический конфликт. есть искусственное образование. Его надо рассматривать в контексте общественного развития, не считая очевидным отклонением от нормативной модели общества и устройства его сфер, государства, органов, статуса граждан и их объединений, хозяйствующих субъектов. Осмысление нормативно-юридического конфликта в узле противоречий позволяет верно определять способы его регулирования путем как введения специальных режимов, актов и норм, процедур, так и их включения в общие тематические и статутные акты.

Удачным примером могут служить принятые в Швеции Закон о посредничестве в трудовых конфликтах 1920 г., Закон о специальном третейском суде в трудовых конфликтах 1920 г., которые были отменены и как бы поглощены в части норм, регулирующих конфликты. Законом «О совместных решениях в трудовых отношениях» 1976 г. В этом законе есть обязательства работодателя и работополучателя по соблюдению мира и недопущению мер борьбы, предусмотрены процедуры посредничества и переговоров по урегулированию конфликта, а также судебного разбирательства.

Можно с уверенностью утверждать: полезность юридических правил поведения в предконфликтных и конфликтных ситуациях подтверждена отечественной и зарубежной практикой. Эти правила должны быть сопутствующим элементом закона, иного правового акта, например статусных законов о правительстве и иных органах федеральной исполнительной власти, о местном самоуправлении, предприятиях и т.п., а также тематических законов в сферах культуры, образования, землепользования и т.д.

Совершенно необходимы специальные правила, процедуры разрешения не только хозяйственных, трудовых, земельных, экологических и иных споров, но и юридических конфликтов в сфере конституционного, административного, налогового права. Например, вполне оправданы специальные процедуры рассмотрения межтерриториальных споров, споров о .компетенции, о противоречиях законов и подзаконных актов, о нарушениях прав в информационной сфере, о межнациональных конфликтах, о правах налогоплательщиков и др. Здесь, как видно, рассмотрение споров выступает как процессуальная стадия разрешения нормативно-юридических и иных конфликтов. Так, Положение о судебной палате по информационным спорам впервые устанавливает порядок рассмотрения коллизий в связи с реализацией гражданами конституционного права на информацию.

Надо иметь в виду, конечно, и возможность принятия мер по изменению юридического состояния и статуса субъектов в случае выявления положительного потенциала конфликта. Как уже отмечалось, нормативно-юридический конфликт может выражать не только отклонение от норм, но и прогрессивные тенденции, требующие преобразований и реформ. В этом потенциальный «пафос» конфликта, и его нельзя не замечать и игнорировать. Такова логика общественного развития, объективно требующая глубокого и систематического анализа происходящих процессов и оценки «конфликтной информации», своевременного выявления юридических и связанных с ними противоречий и выработки стратегии их преодоления, разрешения. В данной сфере спутником не только познавательного процесса, но и любого вида деятельности должно быть прогнозирование. Тогда можно предвидеть заранее юридические конфликты, временные, порожденные, например, неурегулированностью полномочий государственных органов, желанием ряда областных органов своими решениями преобразовать области в республики. Неизбежны и постоянно возникающие конфликты из-за различий в правопонимании и правовых ролях, которые выбирают и играют участники конфликта, из-за нарушаемых соотношений различных правовых актов, споров о компетенции органов, притязаний сторон на установление нового правового порядка. И тут помогло бы прогнозирование, которое позволит предвидеть «завязки» конфликтов и возможные варианты их развития, а также избирать пути движения и средства, позволяющие уменьшить либо вовсе не допустить такие конфликты.

В прошлом коллизионное право всегда трактовалось как механизм разрешения противоречий между нормами национального и международного права: коллизионные нормы предусматривают различные способы «привязки» к спорным ситуациям. Лишь недавно Конституция России и Федеративный договор признали федеративное коллизионное право. По нашему мнению, есть достаточные основания для формирования общей процессуальной отрасли «коллизионное право» с более широким объемом и содержанием. Она может состоять, во-первых, из принципов и норм о восстановлении нарушенных связей внутри правовой системы; во-вторых, из норм о преодолении противоречий в компетенции субъектов права; в-третьих, из «резервных» норм на случай несовпадения норм разных правовых систем, в том числе международного права; в-четвертых, из разных видов согласительных процедур; в-пятых, из статутных норм о специальных органах по разрешению коллизий (например, о третейском информационном суде, созданном в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 29 октября 1993 г. «Об информационных гарантиях для участников избирательной кампании 1993 г.»); в-шестых, из норм, предусматривающих порядок разрешения споров в договорных отношениях.



[1] См. подр.: Тихомиров Ю. А. Юридическая коллизия, власть, правопоря-док//Гос. и право. 1994. № 1; Ок же. Юридическая коллизия. М., 1994.

[2] См.: Фридмэн Л. Введение в американское право. М., 1993. С. 22—33.

[3] См., напр.: Бахрах Д. И. Административное право. М., 1993. С. 140—178.

[4] См: Алексеев С. Что есть право?//Независимая газ. 1993. 15 окт.

[5] См.: Туманов В. А. Правовой нигилизм в историко-идеологическом ракурсе//Гос. и право. 1993. № 8.

[6] См.: Чумиков А.Н.. Указ. соч.

-5-prekrashenie-braka-uchebnik-izdanie-pyatoe-pererabotannoe-i-dopolnennoe-prospekt-moskva-2001-tom-3-udk-347.html
-5-prinyatie-nasledstva-obshaya-chast.html
-5-prokurorskij-nadzor-za-zakonnostyu-deyatelnosti-gosudarstvennoj-administracii.html
-5-psihologiya-doprosa-podozrevaemogo-i-obvinyaemogo-yuridicheskaya-psihologiya-chufarovskij.html
-5-razvitie-ontologii-v-srednie-veka-i-v-novoe-vremya-vvedenie-termin-ontologiya.html
-5-revolyuciya-19051907-gg-i-oblik-gosudarstvennoj-sistemi-liberali-i-vlast-upushennie-vozmozhnosti.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/sroki-postavki-tovara-edinaya-komissiya-po-razmesheniyu-municipalnogo-zakaza-upravleniya-kulturi-merii-goroda-novosibirska.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekcii-rasshifrovka-koda-metar.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/posobie-dlya-vrachej-chelyabinsk-2008-god-stranica-3.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/reshenie-o-sliyanii-dvuh-obsheobrazovatelnih-shkol-mou-sosh-42-i-mou-sosh-75-pri-ntgspa-bilo-prinyato-po-iniciative-glavi-goroda-nizhnij-tagil-i-polnostyu-sootvetstvuet-stranica-3.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/ob-utverzhdenii-gosudarstvennoj-celevoj-programmi.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-itogovogo-gosudarstvennogo-ekzamena-bakalavriata-po-napravleniyu.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-anglijskomu-yaziku-dlya-2-4-klassov-sostavila-programmu.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/metallicheskie-konstrukcii-balochnaya-kletka.html
  • school.bystrickaya.ru/klassifikaciya-tekstilnih-tovarov-i-metalloprodukcii.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/poryadok-vipolneniya-proekta-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-elektronnaya-i-preobrazovatelnaya-tehnika-nazvanie.html
  • textbook.bystrickaya.ru/ierusalim-jerushalaim-enciklopediya-iudaizma.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zaochnaya-forma-obucheniya-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov-specialnosti-080507-menedzhment-organizacij.html
  • nauka.bystrickaya.ru/verhovnij-sud-rossijskoj-federacii-opredelenie-ot-28-aprelya-2010-g-n-48-g10-5.html
  • grade.bystrickaya.ru/o-publikacii-elektronnoj-kollekcii-folklornih-tekstovs-pomoshyu-tehnologii-xml-problemi-i-perspektivi-razvitiya-istoricheskoj-informatiki.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/spirtnie-napitki-u-raznih-narodov-mira.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-poiskah-belogo-sveta-intervyu-s-kompozitorom-yuriem-saulskim.html
  • assessments.bystrickaya.ru/doklad-direktora-mou-nosh-75.html
  • desk.bystrickaya.ru/pisha-bogov-stranica-12.html
  • assessments.bystrickaya.ru/c-ohrana-zdorovya-i-uslugi-v-oblasti-zdravoohraneniya-vdoklade-otrazheni-meri-prinimaemie-gosudarstvom-po-realizacii.html
  • testyi.bystrickaya.ru/5sroki-osvoeniya-osnovnoj-obrazovatelnoj-programmi-vipusknikami-po-napravleniyu-podgotovki-diplomirovannogo-specialista.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-p-narezhnij-ispolzovanie-prirodnih-resursov-stranica-3.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konec-blokadi-leningrada-1-vstuplenie.html
  • abstract.bystrickaya.ru/17-rezultat-svetlana-de-rogan-levashova.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/otnosheniya-soveta-evropi-i-azerbajdzhana-v-ramkah-mezhdunarodnogo-prava-chast-8.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/oao-drsk-monitoring-sredstv-massovoj-informacii-13-dekabrya-2010-goda.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/0812-1530-1730-zamestitel-ministra-obrazovaniya-i-nauki-habarovskogo-kraya.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/okruzhnoj-festival-narodnogo-tvorchestva-salyut-pobedi-67-oj-godovshini-pobedi-v-velikoj-otechestvennoj-vojne-1941-1945-godov.html
  • predmet.bystrickaya.ru/sekciya-filosofiya-programma-novokuzneck-2011-celyu-provedeniya-nauchno-prakticheskoj-konferencii.html
  • composition.bystrickaya.ru/ocherki-po-istorii-obshin-sester-miloserdiya.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/shema-territorialnogo-planirovaniya-moskovskoj-oblasti-osnovnie-polozheniya-gradostroitelnogo-razvitiya-stranica-15.html
  • school.bystrickaya.ru/analiz-debitorskoj-zadolzhennosti-chast-10.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programmi-razvitiya-oblastnogo-gosudarstvennogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-nachalnogo-professionalnogo-obrazovaniya-professionalnogo-uchilisha-23-na-2009-2013-godi.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/posledstviya-dlya-ekosistem-morej-i-estuariev.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-10-reklamnaya-deyatelnost-optovih-i-proizvodstvennih-predpriyatij-reklamnaya-deyatelnost.html
  • uchit.bystrickaya.ru/statistika-i-analiz-obrashenij-str-4.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.