.RU

1 Беговатова М. А. р/о, 3 англ гр


1) Беговатова М.А.р/о, 3 англ. гр.,


Представляется вполне понятным тот факт, что дать подробный (тем бо­лее — исчерпывающий) текстовой анализ всего рассказа Э. По нельзя: для этого требуется и бо́льшая компетенция и бо́льшая свобода во времени. Как заявляет Р. Барт в своем «Текстовом анализе одной новеллы По», «…текстовой анализ вообще не может и не стремится быть исчерпывающим», «…анализ – это прогулка по тексту». Мы и постараемся внимательно «прогуляться» по тексту и выявить некоторые общие положения и заключения, подкрепленные текстовыми примерами.

Сначала попробуем выявить коды, наличествующие в тексте – безусловно, далеко не все, но лишь самые яркие, а затем, во второй части анализа, перейдем непосредственно к главной идее произведения, как мы ее понимаем.


Итак, коды (в понимании, идущем вслед за Бартом – как ассоциативные поля, сверхтекстовая организация значений). Сразу нужно сделать оговорку, т.к. коды зачастую очень тесно переплетаются между собой, дополняют один другой, и их бывает трудно отделить друг от друга чисто:

Вводится в 4-м предложении словами «завтра» и «сегодня»: задается временное отношение описываемой истории («Но завтра меня уже не будет в живых, и сегодня я должен облегчить свою душу покаянием»). В этих словах в рамках хронологического кода сплетаются два значения: первое из них можно назвать наивным; указывается одна из временных характери­стик истории (точнее, жизни рассказчика); второе значение связано с «эффектом реально­сти»: указание точного дня подчеркивает истинность случившегося. В лингвистическом отношении слова «завтра» и «сегодня» являются шифтерами, «включателями»: они соотносят рассказываемую историю с положением рассказчика во времени, тем са­мым усиливая непосредственность воздействия расска­зываемой истории (этот эффект получает еще бо́льшую силу за счет яркого и важного контраста, сопровождающего эти два слова: это не просто «сегодня» и «завтра», но: сегодня жив, завтра меня не будет в живых).

Хронологический код присутствует на всем протяжении истории и представлен самыми разнообразными сочетаниями: «с детских лет» (задается самая ранняя точка отсчета, начинается «история в истории»), «с годами», «когда я вырос», «дружба наша [с котом Плутоном] продолжалась несколько лет», «однажды ночью», «наутро», «вскоре», «тем временем», «как-то утром», «в ночь после совершения злодейства», «сначала» и т.д. Заметим, что шифтер встречается в тексте еще: «Теперь я воистину был несчастнейшим из смертных» (после того, как у нового кота на груди пятно оформилось в форме виселицы и тем самым стало причинять невыносимые страдания рассказчику). Слово «теперь» еще более усиливает непосредственность воздействия истории на читателя, заставляет переживать события вместе с рассказчиком в прошлом как сиюминутные, что, конечно же, еще сильнее укрепляет «эффект реальности», установка на который дана еще в самом начале повествования.

«Мне эти события в конце концов принесли лишь ужас - они извели, они погубили меня. И все же я не стану искать разгадки. Я из-за них натерпелся страху - многим же они покажутся безобидней самых несуразных фантазий… Потом, быть может, какой-нибудь умный человек найдет… объяснение... » - нарративный код в его фатическом аспекте: фатическая функция состоит здесь в том, чтобы задержать внима­ние адресата, ощутить контакт с аудиторией, провести параллели между собой, авторским «Я» и читателем. К этому коду очень близок

Первое предложение текста: «Я не надеюсь и не притязаю на то, что кто-нибудь поверит самой чудовищной и вместе с тем самой обыденной истории, которую я собираюсь рассказать…» - оповещение о предстоящем высказывании, о начале повествования, сопровождающееся выдвижением загадки, тайны (выраженной в противоречии «самой чудовищной и вместе с тем самой обыденной истории»). Заметим, это оповещение длится весь первый абзац. Функция этих фраз – усиление читательского ожидания, разжигание его «аппетита»: мы не только не узнаем о разгадке этой названной тайны, но даже еще не получаем изложения ее сути.

Фраза «…я не надеюсь и не притязаю на то…» в этом метаязыковом коде выполняет функцию ораторского предупреждения.

Далее по тексту мы еще встретимся с этим кодом в виде разбора собственных мыслей – «…Я понимал, что не могу вынести его [труп жены] из дома», «наконец… я решил», «я не сомневался», «я не ошибся в своих расчетах», «я едва отдавал себе отчет в своих словах» и др. и оповещения о предстоящих высказываниях, как-то (пример с резюмированием): «…Я хочу лишь проследить в подробности всю цепь событий - и не намерен пренебречь ни единым, пусть даже сомнительным звеном…». Заметим, что здесь незаметно вплетается научный код с его этикой преклонения перед фактом (здесь в значении факта употреблено слово «события», которые означают в данном контексте истинное происшествие, то, что случилось) – это делается здесь опять с определенной целью: указать читателю на подлинность данной истории, это уловка; цель состоит в ориентации читательского восприятия: читаемый текст должен быть отнесен чита­телем к «дискурсу реальности», а не к «дискурсу вымыс­ла».

Он проявляется преимущественно в описаниях причинения физического вреда живому существу: сначала это несчастный кот, у которого герой вырезает глаз, затем – жена, вступившаяся за кота. Заметим, что здесь – особенно во втором случае – научный код и символический код актуализуются одновременно, образуя неразрешимую аль­тернативу: медицинские признаки смерти и ран, причиненных в результате насилия являются одновременно возбудителями ужаса:

«Труп моей жены, уже тронутый распадом и перепачканный запекшейся кровью, открылся взору. На голове у нее, разинув красную пасть и сверкая единственным глазом, восседала гнусная тварь…».

Другая сторона научного кода может быть обусловлена культурно-исторически: в те десятилетия XIX в., к которым относится творчество По, смешение странного с научным достигло апогея; люди были страстно увлечены научным наблю­дением сверхъестественных феноменов (магнетизм, спири­тизм, телепатия и т. д.); сверхъестественность, так явно наличествующая в рассказе в виде упоминания «оборотней», «страшных чудовищ», «влияния Дьявольского Соблазна», «Демона ярости», «души (в одном случае даже казалось покинувшей тело)», «призрака кота», «кошмара во плоти», «Господа Бога», «Сатаны», «ада» и др. получает научные, рационалистические оправдания в виде рефлексии героя, передачи своих мыслей и логических объяснений своих поступков (что, заметим, ему не совсем удается, ибо «Дьявольский Соблазн» так и остается в главной роли, так резко изменившей характер героя в худшую сторону и сделавший его морально готовым на преступления и немыслимую жестокость. Затем эту инициативу стимулятора взяла на себя страсть к алкоголю, но исходный толчок все же приписывается сверхъестественному и необъяснимому).

Итак, мы увидели, что в рассказе Э.По одна фраза очень часто отсылает к двум одновременно действующим кодам, притом что невозможно решить, какой из них «истинный». Выбор действительно неразрешим. Мы могли бы руководствоваться личностью Автора, но рассказ предоставляет нам только повествователя, речевого субъекта, запертого в своей речи (в данном тексте – к тому же еще и героя истории, участника событий). Однако, как отмечает Р.Барт, «Неразре­шимость — это не слабость, а структурное условие повест­вования: высказывание не может быть детерминировано одним голосом, одним смыслом — в высказывании при­сутствуют многие коды, многие голоса, и ни одному из них не отдано предпочтение. Письмо и заключается в этой утрате исходной точки, утрате первотолчка, побу­дительной причины Письмо появляется именно в тот момент, когда прекращается речь, то есть в ту секунду, начиная с которой мы уже не можем опре­делить, кто говорит, а можем лишь констатировать: тут нечто говорится».


Теперь представляется логичным обратиться к личности рассказчика. Пожалуй, самая главная черта, характеризующая и его, как человека, – поведение, мысли, чувства, – и манеру его речи, и цели (мотивацию) собственно самого рассказа, – все это отмечено духом противоречия, своеобразным раздвоением личности.

Отсутствие логики и единого начала в поступках: герой с хладнокровием и очень тщательно скрывает свое преступление и мыслит себя в полнейшей безопасности (и это правда: три или четыре раза полицейские спускались в подвал с обыском и всякий раз безрезультатно) и вот, когда уже опасность миновала его совсем – полицейские собрались навсегда покинуть подвал, не найдя ничего – он сам, не выдержав, делает роковой шаг, который стоит ему потом жизни: «Сердце мое ликовало, и я не мог сдержаться. Для полноты торжества я жаждал сказать хоть словечко и окончательно убедить их в своей невиновности… “это... это очень хорошая постройка (в неистовом желании говорить непринужденно я едва отдавал себе отчет в своих словах), я сказал бы даже, что постройка попросту превосходна. В кладке этих стен - вы торопитесь, господа? - нет ни единой трещинки”. - И тут, упиваясь своей безрассудной удалью, я стал с размаху колотить тростью, которую держал в руке, по тем самым кирпичам, где был замурован труп…». И голос из могилы откликнулся – «неумолчный, громкий, протяжный вопль, дикий и нечеловеческий, - звериный вой, душераздирающее стенание…». Герой сам погубил себя… Но от чего он «не сдержался»? что это такое, чего он не выдерживает?.. Это – гнетущее чувство вины, совершенного преступления. Рассказчик прямо об этом говорит: «…я жаждал… окончательно убедить их в своей невиновности» - он бы мог этого и не делать: понятно, что полиция, не найдя в доме улик, и так сочла бы его невиновным. Герой делает это для себя. Он понимает, какое страшное преступление лежит на его руках, он мучается – вот и рвется доказать всем (а в первую очередь – себе, если не сердцу, то хотя бы уму) то, в чем нет и необходимости. Подталкивают его на это снова силы неземные, сверхъестественные – силы Зла, Дьявол: когда герой исполняет это безрассудное действие, стуча по стене с замурованным трупом, в ответ раздается «душераздирающее стенание, которое выражало ужас, смешанный с торжеством, и могло исходить только из ада, где вопиют все обреченные на вечную муку и злобно ликуют дьяволы». «Господи боже, спаси и оборони меня от когтей Сатаны!..» - первый и последний раз мы встречаем у этого злодея слова, обращенные к Господу, некое подобие молитвы. Заметим себе, что герой обращается за помощью именно от сил Сатаны, от сверхъестественных сил (подробнее об этом будет сказано чуть ниже).

^ Противоречивость чувств героя выражается в отношении к жене, животным и коту. Сначала – безграничная любовь ко всем животным, блаженные минуты с ними, затем – «обижал без зазрения совести, когда они ласкались ко мне…». Кот для героя: сначала – кот «с редким умом», «мой любимец», затем – ожесточенность к нему, ненависть, убийство. В жене он «по счастью обнаружил близкие мне наклонности», она «сохранила в своей душе ту мягкость, которая некогда была мне свойственна», «моя безропотная и многотерпеливая жена» - и все это получает награду от мужа в виде смертоносного удара топора…

^ Противоречие в мыслях и суждениях: «…Как-то утром я хладнокровно накинул коту на шею петлю и повесил его на суку - повесил, хотя слезы текли у меня из глаз и сердце разрывалось от раскаянья, - повесил, потому что знал, как он некогда меня любил, потому что чувствовал, как несправедливо я с ним поступаю, - повесил, потому что знал, какой совершаю грех - смертный грех…» - «дух противоречия», о котором рассуждает рассказчик непосредственно перед изложением этих событий, проявляет себя здесь по-моему в самой яркой форме.

Кроме того, противоречие заложено в самой оценке рассказываемой истории в самом начале: рассказчик говорит о «чудовищной и вместе с тем самой обыденной истории…».


Стоит коснуться цели и мотивации самого рассказа, в которых тоже заложены противоречия. Первым же предложением отвергается установка на обычный рассказ – «Я не надеюсь и не притязаю на то, что кто-нибудь поверит…». Далее он поясняет: «завтра меня уже не будет в живых, и сегодня я должен облегчить свою душу покаянием. Единственное мое намерение - это ясно, кратко, не мудрствуя лукаво, поведать миру о некоторых чисто семейных событиях. Мне эти события в конце концов принесли лишь ужас - они извели, они погубили меня. И все же я не стану искать разгадки» (трудно понять логику последних двух предложений). Итак, перед нами исповедь преступника накануне смертной казни. Однако вот что вызывает сомнения: покаяние или раскаяние?.. Герой – по его словам – хочет облегчить душу, но весь нижеследующий текст уверяет нас в обратном, и даже подтверждается словесно самим рассказчиком («Раскаиваться в содеянном я и не думал»). «Я хочу лишь проследить в подробности всю цепь событий» - говорит автор ниже. Да, он излагает события, излагает все, с подробностями, не упускает ни малейших деталей не только действия, но даже и своих мыслей, – однако к чему все это?.. кается ли герой душой во всем, что совершил?.. ответ напрашивается отрицательный. Последнее предложение текста, вершащее весь рассказ об этих страшных событиях заключает в себе самооправдание героя, почти детское, наивное – всю вину он, Человек, сваливает на какого-то кота, бессловесную тварь: «На голове у нее [жены], разинув красную пасть и сверкая единственным глазом, восседала гнусная тварь, которая коварно толкнула меня на убийство, а теперь выдала меня своим воем и обрекла на смерть от руки палача». Не слышится здесь раскаяния… Но зато отчетливо видится безволие и внутренняя слабость героя, которая и погубила его на самом деле (об этом см.ниже)

Неотступно преследующее чувство вины и близкая смерть явились мотиваторами этого рассказа, но цели, как будто бы названной в начале – покаяния – он не достигает. Заметим также, что само покаяние герой не хочет принести, а «должен».

Адресатом своей истории рассказчик предполагает определенную группу людей, он заявляет об этом в самом начале: «Потом, быть может, какой-нибудь умный человек найдет сгубившему меня призраку самое простое объяснение - такой человек, с умом, более холодным, более логическим и, главное, не столь впечатлительным, как у меня, усмотрит в обстоятельствах, о которых я не могу говорить без благоговейного трепета, всего только цепь закономерных причин и следствий». Здесь уже возникает противопоставление необъяснимого, сверхъестественного и научного, обычного – сторонником которого является предполагаемый адресат рассказа. Герой раздвоен, не знает, чему больше верить, чем все объяснить…


Эта раздвоенность личности проявляет себя в этом самоанализе накануне смерти постоянно: герой не может решить, кто же виноват в его гибели: сверхъестественные силы или обычные житейские обстоятельства, то тем, то другим объясняет он то, что происходило в его душе и толкало его на страшные поступки. С одной стороны «…нрав и характер – под влиянием Дьявольского Соблазна – резко изменились… в худшую сторону», с другой – «…болезнь развивалась во мне, – а нет болезни ужаснее пристрастия к Алкоголю». Далее опять – причина, побудившая его вырезать глаз у несчастного кота: «…ночью я вернулся в сильном подпитии… и тут мне взбрело в голову, будто кот меня избегает. Я поймал его; испуганный моей грубостью, он не сильно, но все же до крови укусил меня за руку» - все банально просто, казалось бы. И вдруг «Демон ярости тотчас вселился в меня. Я более не владел собою. Душа моя, казалось, вдруг покинула тело; и злоба, свирепее дьявольской… мгновенно обуяла все мое существо». То же и в сцене убийства жены вместо кота: сначала «Кот увязался следом за мной по крутой лестнице [в подвал], я споткнулся, едва не свернул себе шею и обезумел от бешенства. Я схватил топор…», но вдруг «жена удержала мою руку. В ярости, перед которой бледнеет ярость самого дьявола, я вырвался и раскроил ей голову топором…». Тут действуют два начала – материальное, обыденное и духовное, сверхъестественное – и действуют, как кажется, на равных. Или нет?..

На мой взгляд объяснение истинных причин гибели героя, мотивировка его жестоких поступков кроется в самом тексте. У самых истоков превращения «послушного и кроткого» мальчика, с «нежной душой», который в «особенности любил всяких зверушек», «с ними проводил каждую свободную минуту и бывал наверху блаженства» в «мрачного, раздражительного, безразличного к чувствам окружающих» грубого и жестокого злодея и преступника стоит вполне определенная причина – «Алкоголь». Но как он назван впервые в тексте? – «Дьявольский Соблазн». Оба слова, написанные с большой буквы подчеркивают значимость смысла этого сочетания. Да, это соблазн. Да, он существует для всех. Но ведь кто-то соблазняется и падает в эту бездну, а кто-то нет… В чем причина, где сокрыта тайна?.. на это отвечает слово «Дьявольский»: это не просто прилагательное в смысле = «очень» (как «дьявольски хорош»), нет – смысл не допускает такого толкования; к тому же слово написано с заглавной буквы, что волей-неволей отсылает нас к какой-то личности… итак, инициатор этого Соблазна и Искушения – Диавол, дух Зла. Это он пытается соблазнить и погубить всякого человека, но с кем-то у него это выходит, а с кем-то нет. Способность и силы противления Злу, противостояния Искушению и Соблазну Дьявола – вот чего не хватило герою-рассказчику. В подтверждение своей мысли приведем слова Джозефа Гленвилля, которые Э.По поставил эпиграфом к одному из своих произведений («Лигейя»): «Человек не уступил бы ангелам, ни самой смерти, если бы не слабость его воли». Диавол победил и погубил героя – сначала просто алкоголь, затем кот с вырезанным глазом, потом вешание несчастного кота, далее вроде бы проснулось что-то доброе (загрустил по Плутону, стал искать похожего кота, ласкает его), но Дьявол тут же убил и это – любовь к новому коту перерастает в ненависть, которая выливается в желание зарубить его, и наконец жена, заступившаяся за несчастное животное падает сама от удара топора…

Душа героя уже мертва¸ он «с полнейшим хладнокровием стал искать способа спрятать труп», замуровывает ее и со спокойной душой устремляется на поиски новой жертвы для убийства – несчастного кота, но не находит его.

^ Соотношение добра и зла в душе героя на всем протяжении повествования, перемену этого отношения можно описать так:

Здесь представляются очень интересными два уточнения, приводимые рассказчиком и имеющие одинаковый смысл и результат:

После того, как вырезал у кота глаз: «…грязное дело, лежавшее на моей совести, вызвало у меня раскаянье, смешанное со страхом; но то было лишь смутное и двойственное чувство, не оставившее следа в моей душе. Я снова стал пить запоем и вскоре утопил в вине самое воспоминание о содеянном».

После убийства Плутона: «Долгие месяцы меня неотступно преследовал призрак кота; и тут в душу мою вернулось смутное чувство, внешне, но только внешне, похожее на раскаянье. Я начал даже жалеть об утрате…» и т.д. – о поисках нового кота. Т.е. причина, побудившая героя отправиться на поиски того, кто бы заменил ему убитого любимца, была чисто внешней, иллюзорной, не истинной. Добро не достигло глубины души героя, коснувшись лишь ее поверхности – потому и проходит так быстро его любовь и ласка к новому коту, и герой опять – уже навсегда и окончательно – погрязает во Зле.

Муки вины причиняют ему невыносимые страдания (новый кот ненавистен герою, но он не решается его убить: «меня удерживало до некоторой степени сознание прежней вины…») и наконец «эти страдания вытеснили из моей души последние остатки добрых чувств. Я лелеял теперь лишь злобные мысли - самые черные и злобные мысли, какие только могут прийти в голову. Моя обычная мрачность переросла в ненависть ко всему сущему и ко всему роду человеческому…».

Интересно описание рассказчиком ночи после преступления: «Невозможно ни описать, ни даже вообразить, сколь глубокое и блаженное чувство облегчения наполнило мою грудь, едва ненавистный кот исчез. Всю ночь он не показывался; то была первая ночь, с тех пор как он появился в доме, когда я спал крепким и спокойным сном; да, спал, хотя на душе моей лежало бремя преступления… Чудовище в страхе бежало из дома навсегда! Я более его но увижу! Какое блаженство! Раскаиваться в содеянном я и не думал. Было учинено короткое дознание, но мне не составило труда оправдаться. Сделали даже обыск - но, разумеется, ничего не нашли. Я не сомневался, что отныне буду счастлив».


В каждом человеке есть два начала – Добра и Зла. Т.к. человек – существо падшее, согрешившее, его натура всегда подвержена действию злых сил, он склонен к греху – тем внимательнее и строже должен он следить за каждым движением своей души и не давать Злу даже в малейших, ничтожнейших делах (а в первую очередь – в мыслях) брать над собой верх. Ибо в противном случае гибель человека неминуема – сначала духовная, моральная, можно сказать смерть души, а затем неизбежно следует и физическая (т.к. человек – это не просто тело, не просто ум, но еще и Дух, воплощающийся в душе).

    Рассказ "Черный кот", на мой взгляд, пронизан единой мыслью: в преступлении уже таится возмездие, а в самом мягком человеке может быть скрыта страшная жестокость. Никто не поймет всей сути людей, и меньше всего человек понимает сам себя. Чтобы сохранить душу, нужно чистить ее тайники, так как иногда там заводится редкая мерзость.



3-preddiplomnaya-praktika-31-sostav-zadaniya-na-preddiplomnuyu-praktiku.html
3-predposilki-formirovaniya-lichnosti-uchebnik-dlya-studentov-visshih-uchebnih-zavedenij.html
3-predstavlenie-prilivnogo-gravitacionnogo-prityazheniya-shabetnik-vasilij-fraktalnaya-fizika.html
3-preduprezhdenie-zhestokogo-obrasheniya-v-otnoshenii-lic-otchet-o-vipolnenii-rekomendacij-i-zamechanij-viskazannih.html
3-preodolenie-deficita-i-stremlenie-k-razvitiyu-dva-tipa-motivacii-abraham-maslou.html
3-prezentaciya-i-prodazha-v-sisteme-effektivnoj-ritoriki-stranica-2.html
  • institute.bystrickaya.ru/g-m-proshanskij-klassifikaciya-proektivnih-metodov-stranica-22.html
  • report.bystrickaya.ru/kak-gotovitsya-k-spektaklyu-stati-rechi-zametki-dnevniki-vospominaniya.html
  • letter.bystrickaya.ru/oborudovanie-stolovoj-gotovie-resheniya-stranica-9.html
  • college.bystrickaya.ru/1-drs-himiyani-oitudi-masattari-men-mndetter.html
  • college.bystrickaya.ru/2010-g-publichnij-doklad-municipalnogo-obsheobrazovatelnogo-byudzhetnogo-uchrezhdeniya-srednyaya-obsheobrazovatelnaya-shkola-stranica-9.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/beznalichnij-raschet.html
  • studies.bystrickaya.ru/8-izobrazitelnaya-deyatelnost-korrekcionno-razvivayushaya-rabota-v-gruppe-osobij-rebenok.html
  • letter.bystrickaya.ru/obektivnaya-storona-prestupleniya.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-modulya-disciplini-reglamentaciya-i-normirovanie-truda.html
  • thescience.bystrickaya.ru/gruppa-ramzaj-informiruet-1941-god-evgenij-aleksandrovich-gorbunov-shvatka-s-chernim-drakonom-tajnaya-vojna-na-dalnem-vostoke.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-11-imya-brenda-vprincipe-v-sozdanii-brendov-net-nichego-slozhnogo-etot-process-polnostyu-mozhet-bit-virazhen.html
  • testyi.bystrickaya.ru/860-pohod-rusi-na-konstantinopol-stranica-8.html
  • literature.bystrickaya.ru/bileti-i-otveti-po-turizmu-i-ekskursiyam-chast-47.html
  • composition.bystrickaya.ru/oglavlenie-1-stranovedenie-2-demografiya-i-sociologiya-2-istoriya-3.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-5-nashe-vospriyatie-mira-chto-takoe-psihologiya-v-2-h-t-t-1-per-s-franc-m-mir-1992-496-s.html
  • credit.bystrickaya.ru/otvet-proektirovaniya-i-stroitelstva-obekta-voprosi-i-otveti-po-test-gpn.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/razrabotka-perspektivnih-regulyarnih-avtobusnih-marshrutov.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/referat-po-kursu-koncepcii-sovremennogo-estestvoznaniya-na-temu-rol-matematiki-v-sovremennom-estestvoznanii.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabota-pedagogicheskogo-kollektiva-nad-edinoj-metodicheskoj-temoj-uchebnij-plan-21-rabota-pedagogicheskogo-kollektiva.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-trinadcataya-v-kotoroj-kniga-dlya-teh-kto-hochet-poluchat-otveti-a-maksimov-ne-molchi-ili-kniga-dlya-teh.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/uchebnij-plan-specialnost-030602-svyazi-s-obshestvennostyu-fakultet-gumanitarnij.html
  • znanie.bystrickaya.ru/45-praktikum-po-organizacii-kontrolya-tamozhennoj-stoimosti-metodicheskie-rekomendacii-studentu-zaochniku-ekonomicheskogo.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-disciplini-en-r-01-algebra-specialnost-032200-050203-65-fizika-kvalifikaciya.html
  • letter.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-i-zadaniya-na-kursovuyu-rabotu-po-teme-cepi-sinusoidalnogo-toka.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rekonstrukciya-zdaniya-shkoli-8-pod-detskij-sad-na-220-mest-po-9-ti-lotam-lot-1-postavka-elektrobitovih-priborov-stranica-12.html
  • testyi.bystrickaya.ru/aza-tili-pnne-test-sratari-sra-ktapshasi-35-nsa.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razrabotka-uroka-predstavlena-v-forme-praktiko-orientirovannogo-proekta-po-teme-sozdanie-socialnoj-reklami-zdorovogo-obraza-zhizni-v-tekstovom-processore-ms-word.html
  • klass.bystrickaya.ru/akmeologicheskie-problemi-subektnosti-interpretaciya-i-diagnostika-materiali-mezhvuzovskoj-nauchno-prakticheskoj-konferencii-studentov-aspirantov-prepodavatelej.html
  • textbook.bystrickaya.ru/k-1921-g-sovetskaya-vlast-utverdilas-na-vsej-territorii-rossii-odnako-razruha-posle-vojni-zastavila-zadumatsya-rukovodstvo-gosudarstva-o-provedenii-novoj-eko-stranica-3.html
  • turn.bystrickaya.ru/otmenya-svoe-reshenie-5024032011-g-ot-zasedanieto-otsstvaha-slednite-obshinski-svetnici.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/organizaciya-veernogo-otnosheniya-v-pamyati-evm-osnovnie-ponyatiya-ekonomicheskih-informacionnih-sistem.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tel-2462-25-50-faks-246-2-21-54.html
  • composition.bystrickaya.ru/organizmennij-i-organo-tkanevij-urovni-v-p-ratnikova-trete-izdanie-pererabotannoe-i-dopolnennoe.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-k-kursovomu-proektu-po-discipline-shemotehnika-i-aeu.html
  • college.bystrickaya.ru/23-sovremennie-interaktivnie-informacionnie-tehnologii-i-ispolzovanie-resursov-interneta-v-sisteme-marketinga-i-reklami.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.